Семейные ценности

1.1.2020

И.А. ЧУГУНОВА,

психолог консультативного отделения Государственного казенного учреждения социального обслуживания Московской области «Щелковский социально-реабилитационный центр “Семья”»

 

 

Семейные ценности – это тот аспект жизни, который зачастую воспринимается как само собой разумеющееся. Мы, как правило, не придаем этому особого значения. Однако давайте разберемся в этом глубже: что значат для нас семейные ценности? Как они влияют на наши отношения и ощущение удовлетворенности собственной жизнью?

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 01.09.2012 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», к информации, запрещен-ной для распространения среди детей, относится, среди прочего, информация, «отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи». При этом содержание понятия «семейные ценности» в законе не раскрывается.

 

Вопрос не праздный, потому что расхожее понятие «семейные ценности» можно рассматривать, как минимум, в двух аспектах.

  • истории русского народа с легкостью прослеживается трансляция ценностей и традиций в больших и дружных семьях. Если вы поедете на экскурсию в Ясную Поляну

– вотчину Льва Толстого или в Михайловское – поместье А.С. Пушкина, то обязательно услышите занимательные рассказы о том, как в многодетных семьях тех времен на большие праздники и памятные даты дети, под чутким присмотром взрослых членов семьи, устраивали театрализованные представления или самодеятельные концерты, в которых обыгрывали какое-то произведение, до этого прочитанное им старшими.

Таким образом, в дореволюционной России традиции и ценности передавались от родителей детям – через совместные вечерние занятия, театрализованные представления, вечера чтения стихов, легенд и художественных произведений. Собирался расширенный круг семьи – родители, бабушки, дети и внуки, гувернантки и воспитатели. Вместе обсуждали известные литературные произведения, на доступном детям языке разбиралась мораль и последствия того или иного действия литературного героя. Так, в опосредованной форме, прививалась модель поведения подрастающему поколению. Так передавались семейные ценности. Быт и уклад жизни тех времен, позволяли делать это неспешно и открыто, через обсуждения, чтение, общение в кругу семьи, через семейные легенды. Ценности были легализованы, они назывались прямо: что-то одобрялось, что-то порицалось.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что преобразования внутри института семьи происходят под влиянием изменений условий жизни в обществе. Среди причин этих изменений выделяют, во-первых, факторы, типичные для современных экономически развитых стран со сходными урбанизационными процессами: снижение рождаемости, либерализация семейных отношений, изменение степени зависимости поколений друг от друга, методы воспитания детей. Во-вторых, национальные факторы, отражающие культурные, политические, религиозные и тому подобные особенности функционирования семьи. В-третьих, влияние социально-экономической ситуации, как, например, произошедший современный кризис российского общества. Иначе говоря, на функционирование семьи как социального института влияют социально-экономические, политические и культурные процессы, происходящие в обществе.

Вместе с тем ряд авторов считают, что истинные причины изменения института семьи необходимо искать в трансформации традиционных семейных ценностей российского общества. Данное положение находит свое подтверждение в итогах исследования Д.А. Леонтьева (Леонтьев Д.А. Ценностные представления в индивидуальном и групповом со-

знании: Виды, детерминанты и изменения во времени // Психологическое обозрение. 1998. № 1), посвященного ценностным представлениям личности. В этой работе было убедительно доказано, что социальные ценности являются глубинными мотивационными структурами поведения личности, а макросоциальные изменения, в свою очередь, влияют на сознание людей, неся в себе соответствующее изменение данных ценностей.

Сегодня родители, взрослые вообще, проводят с детьми гораздо меньше времени, поэтому открытое обсуждение ценностей стало редким явлением. Ценности или декларируются, без какого-либо поведенческого подкрепления со стороны взрослых, или не произносятся вслух вовсе. Простой пример. Отец говорит шестилетнему сыну: «Мужчина должен уступать место женщине, это прилично, так делает настоящий мужчина». Когда же он едет с сыном в транспорте и, увлекшись телефоном, не замечает стоящую рядом женщину, не уступает ей место, то что понимает сын? То, что говорит отец, не то же самое, что он делает. Мир теряет цельность. Не подкрепленные открытым обсуждением, собственным действием или действием в игровой форме ценности уходят в серую зону. Таким образом, заявляется одно, а ценностью является что-то иное.

 

Вместе с тем семьи, открыто или нет, всегда придерживаются определенных традиций. В связи с этим очень важно, чтобы религиозные, социальные, культурные или общественные ценности были ясно выражены, не замалчивались. Более того, хорошо, чтобы эти традиции имели видимые поведенческие аспекты. Ценности прививаются через семейные традиции – принятые формы межличностного общения между членами семьи, создающие единое семейное пространство: дни рождения, годовщины свадьбы, памятные даты или же поддержка друг друга

 

  • трудные моменты утраты. Формируется и динамично изменяется особый «семейный язык» – определенные, согласованные и легко узнаваемые совместно созданные символы, нормы. Словарь любой семьи включает в себя имена, милые прозвища, символы значимых событий,

 

 

 

 

 

значимые даты, шутки, остроты, дразнилки, семейные рассказы и мифы, язык жестов, поз, семейные реликвии, ценные для истории семьи предметы. Все это формирует особое семейное информационное пространство.

 

Язык семейной системы, наращивая потенциал, превращается в новые традиции семьи. В этот процесс вносят лепту все члены семьи: бабушки и дедушки, родители и даже дети, племянники, тети, дяди и другие родственники. Вспомните, кто-то с детства любит выпекать блины совместно с близкими на какой-нибудь праздник, когда само это действие становится приятным

 

  • объединяющим; кто-то помнит, как на всех посиделках бабушка пела русские песни, и теперь продолжает эту традицию со своими детьми.

Говоря о семейных ценностях, нельзя не затронуть краеугольное понятие современных психологических школ – теорию поля. Теория поля разрабатывалась Куртом Левином и была с энтузиазмом подхвачена многими его последователями – основателями современной гештальттерапии. Говоря коротко и очень упрощенно, личность нельзя рассматривать вне ее связей с полем – другими важными для нее людьми, коллегами и даже соседями. Личность не ограничивается рамками человеческой кожи, но распространяется вовне, затрагивая чувства и судьбы других людей. В этом смысле мы все связаны неким динамическим полем, мы все влияем друг на друга и одновременно ощущаем влияние на себе.

 

  • точки зрения теории поля, семейные традиции – это выражение семейных ценностей, внутри которых происходит формирование будущей личности. И от обогащенности и позитивности этого поля, от его способности принимать и мягко формировать необходимые личностные качества зависит успешность будущих поколений, зависит счастье детей и их удовлетворенность жизнью. В этой связи особенно важно, чтобы и язык семьи, и семейные традиции носили позитивный, поддерживающий, объединяющий характер, чтобы они обладали достаточным ресурсом для переработки индивидуальных и общих семейных неурядиц и проблем.

 

Тогда семейные ценности будут жить во многих поколениях, а члены семьи будут чувствовать, что дома они приникают к неиссякаемому роднику ресурса и мудрости, что это и есть их крепкий тыл.

 

Если семейные ценности плохо понимаются или замалчиваются членами семьи, то они усваиваются ребенком «исподволь», из семейного поля, но тогда они усваиваются «как есть», без переработки, понимания и активного принятия со стороны детской психики. Впоследствии такие «ценности» будут жить в личностной структуре человека без связи с другими ее частями, играть роль жестких принципов, постулатов, которые требуют выполнения без учета конкретной жизненной ситуации, тем самым ограничивая поведение человека и вызывая внутренние конфликты.

Пример: в семье декларируется ценность – «слабым нужно помогать», но в действительности, из-за непростого материального положения, никто из взрослых не подавал пример, как помогать слабым. Двум детям в семье отдавались все ресурсы: родители пренебрегали своими нуждами, иногда ходили в одежде явно не по сезону, в промокающей, старой обуви; плохо питались, только чтобы меньше ограничивать детей, чтобы иметь возможность купить им то, что необходимо. Взрослые не могли себе позволить демонстрировать пример материальной помощи или эмоциональной поддержки кому-то за пределами семьи или другим родственникам,

 

  • них просто не было для этого сил и возможностей. Дети выросли, выучились, нашли достойную работу, стали сильными и независимыми. Родители состарились, ста-ли слабыми и немощными, нуждающимися в помощи. Однако взрослые дети не спешат им помогать, так как всегда видели, что лучшее отдается им, детям. В семье не было опыта делиться с кем-то еще материальными благами или эмоциональной поддержкой, участливым действием. Поскольку ценность «проглочена» неосознан-ной, в поведении никак не подкреплялась, то остался побудительный мотив помогать слабым, но нет искреннего душевного желания делиться, так как понятие «слабый» осталось нераскрыто: слабыми в семье всегда считались дети, даже не являясь таковыми.

 

Все это относилось к первому, привычному аспекту понятия «семейные ценности». Но есть и другой аспект.

 

  • своей монографии «В поисках хорошей формы» Д. Зинкер выделяет ряд принципов, которые он наблюдал в многолетней работе с семьями:

  • Даже в полной изоляции каждый человек существует во взаимосвязи с другими людьми. С детства связь

 

  • другими определяет основные черты личности, растит и воспитывает, поэтому связь с другими никогда не рвется в психике здорового человека. В нем присутствует все то «поле», которое он вобрал в себя в юные годы.

 

  1. В человеческих отношениях не существует линейной прогрессии, не существует прямых при-чинно-следственных связей, а есть сложный комплекс взаимодействий. Следует помнить, что семейные ценности – это сложная структура выборов. Это некие на-правления, вокруг которых разворачивается поведение человека. Однако очевидно, что ценности могут вступать в конфликт: если «мужчина должен зарабатывать честно» и «мужчина должен прилично обеспечивать семью», а подвернулась выгодная, но лишь частично легальная сделка, какая из ценностей победит? Это сложная ситуация, зачастую рождающая неразрешимые противоречия между ценностными ориентирами.

 

 

 

 

  1. Только люди, достигшие автономности (являющиеся самостоятельными и ответственными), способны иметь крепкие взаимоотношения с другими. Люди, склонные к слиянию (то есть не способные жить отдельно, самостоятельно, опираясь на себя, эмоционально зависимые от других) отношения разрушают. Любая семейная система динамична, она меняется, развивается.

 

  • семейные ценности, в норме, не являются чем-то не-зыблемым. Члены семьи, склонные к слиянию, с неприятием относятся к таким естественным изменениям, они вызывают слишком сильную тревогу. Чтобы избежать тревоги, зависимые личности стремятся вернуть систему к первоначальному состоянию, не допустить изменений. Вместе с тем в любой семье могут появиться дочь-наркоманка или брат, угодившей за решетку по юношеской глупости. Очевидно, они пренебрегли какими-то семейными ценностями. Но семейная система, в которой все члены автономны, сможет «сделать исключение» для таких людей. Семейные ценности честности и здорового образа жизни останутся, но и оступившиеся члены семьи не будут из нее изгнаны, не лишатся поддержки и участия в своей судьбе. Если же границы между членами семьи размыты, то такое посягательство на семейные ценности будет восприниматься как личная угроза, будет рождать личный конфликт. Тогда провинившегося члена семьи предпочтут оставить, чтобы снизить непереносимость конфликта.

 

Таким образом, в каком-то, универсальном, смысле главной семейной ценностью является способность к признанию, принятию отличий другого человека, способность оставить за ним право быть другим, быть самим собой.

Для формирования этой способности в детях важно доброжелательное, открытое семейное взаимодействие, которое увлекает всех и рождает позитивный настрой.

Вспомните свои традиции: как вы наряжаете елку всей семьей, или как дети готовят елочные украшения своими руками, или как вы делаете памятные альбомы для самых маленьких… Даже рассматривание старинных семейных фотографий, сопровождаемое историями, может стать отличной традицией, объединяющей семью. Как уже пожилые родители, на пятидесятую годовщину свадьбы, как и во все предыдущие годы, исполняют свадебный танец; как на зимние каникулы все члены семьи от мала до велика собираются вечерами и читают русские сказки; как летом, в какие-нибудь теплые дни вы всей семьей непременно ходите в поход с палатками, не спите допоздна, и как папа всегда показывает звезды и рассказывает о них… Именно такие моменты формируют устойчивую к потрясениям психику и приобщают к семейным ценностям.

 

Л.Н. Толстой говорил: «Счастлив тот, кто счастлив у себя дома». Человек, живущий в семье, чтущей семейные ценности, обязательно будет окружен заботой, любовью, теплом и нежностью. У такого человека семейное благополучие обязательно передастся другим сферам жизни.

Please reload

© 2018 ГКУСО МО "Щелковский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних "Семья"